Контент-специалист о том, как писать речь для спикеров МИДа, чему учат в Школе редакторов и о любви к Китаю.
Ты поступила в Школу редакторов после университета.
Какое у тебя образование?

Я училась в МГИМО на факультете журналистики, отделении рекламы
и связи с общественностью.

Почему не классическая журналистика?
Я понятия не имела, чем хочу заниматься, поэтому выбрала такое широкое направление. Были предметы изо всех областей: мировые экономические отношения, международные отношения, литература, три языка. Это было образование, во время которого хотела выяснить, в каком направлении мне двигаться.
Не уверена, что в 18 лет можно принять взвешенное решение, куда будешь поступать и кем станешь после этого
Ты стажировалась в МИДе и Правительстве Москвы.
Каково это − писать тексты для выступлений чиновников?

Это интересный опыт. Ты занимаешься тем, что отстаиваешь интересы страны на международной арене. Облекаешь в слова то, что МИДовцы думают про конфликты и события в мире. Когда я стажировалась, у России забрали дипсобственность в Америке, потом была Мьянма. Приходилось много высказываться на эту тему.

Как проходила работа? Приходят спикеры, дают текст и ты его редактируешь?
Есть несколько форматов. Один, когда журналист запрашивает комментарий, МИД его готовит, а потом он согласовывается с ответственным замминистра. Второй, когда департамент информации и печати сам предполагает, что их попросят высказаться на тему. Тогда для Марии Захаровой готовится коммент, редактируется, согласовывается, и она его зачитывает, как официальную позицию.
Что ты чувствовала, когда спикеры зачитывали твой текст?
В первый раз – панику. Я сидела в зале и слушала. Понятно, что после меня текст редактировали. Но спикер произносит слова – я помню, как они выглядят в «Ворде», и думаю: «Господи, а если я где-то сделала глупость!» Я тогда почувствовала, что такое ответственность за то, что пишешь.

Ты писала для «Коммерсанта» и «Спутника».
В чём заключалась твоя работа?

Писать. Я писала статьи под руководством шеф-редактора. В основном, это была международная повестка. Я была стажёром-внештатником и писала не на основании разговоров с людьми, а брала костяк, который использует большинство журналистов. Например, информагентство собрало базовые факты и у себя опубликовало. Я подбирала бэкграунд, шерстила высказывания политиков, чтобы создать ощущение контекста. И так готовила материал. Не сказала бы, что занималась журналистской работой − не бегала с блокнотом за важными людьми, не рылась в архивах, как в фильмах. Это работа помогла понять, как устроена редакция, какие люди там работают.

Поделись лайфхаками, как правильно искать информацию и не обделаться?
Есть много способов понять, что перед тобой лажа. Но базовые принципы фактчекинга везде одинаковые. Я всегда смотрю источник, на кого он ссылается. Главный принцип – дойти до первоисточника. Не думаю, что кто-то этого не знает.

Почему не стала дальше этим заниматься?
В России нет издания, где я хотела бы работать. Нет такого, о котором думала: «Буду набираться знаний и опыта, чтобы попасть туда».
У меня не было издания-идеала, такой рок-звезды, к которой хотелось стремиться
Какие университетские книги оказали на тебя влияние?
Что используешь в работе и советуешь почитать?

Сэмюэл Хантингтон «Столкновение цивилизаций». Она о геополитике, но хороша тем, что раскрывает внутреннее стремление человека к систематизации и смотреть на вещи так, будто тебе всё уже объяснили заранее.

Ролан Барт «Мифологии». Эту книгу постоянно непроизвольно использую, чтобы описать события, вещи, с которыми сталкиваюсь в текстах, человеческих отношениях.

Почему решила поступать в Школу редакторов?
В университете было много общего и мало опыта. Преподаватели в университетах – образованные люди. Но места, где они работают параллельно с преподаванием, не имеют никакого отношения к тому, куда пойдёт большинство выпускников.

Ещё после универа осталось впечатление, что, когда хочешь что-то продать, воспринимаешь аудиторию как дойную корову. Ходишь вокруг неё, заглядываешь в глаза и говоришь: «Ну, давай, давай деньги сюда». Это меня напрягало как фреймворк, в котором нужно работать.
Столкновение цивилизаций
Книга Сэмюэла Хантингтон
а





Мифологии

Книга Ролана Барта

Что дала тебе Школа?
Контекст, в котором поняла, на что будет похожа работа, которую хочу. Всё, что я умею, весь этот костяк, был заложен на первой ступени. Сейчас я понимаю, что можно принести пользу человеку, не воспринимая его как корову. Несмотря на то что пишу тексты от лица компании, чувствую себя не паразитом, а человеком, который приносит пользу. И это приятно.

На первой ступени Школы ты жила в Китае.
Как решилась совместить учёбу и жизнь в незнакомой стране?

Я только закончила универ, а муж учился в Китае. Я поехала с ним. У меня не было работы, и мне  хотелось с пользой провести эти четыре месяца, сориентироваться в профессии.

Что касается учёбы, то она жёсткая, когда есть работа фултайм. На второй ступени я устроилась в Osome и почувствовала, что школа – это жесть. А на первой много занималась учёбой. Это был комфортный ритм: я могла спокойно вникать, читать лекции, делать тесты. Не было ощущения жонглирования параллельными сферами жизни.

Как на тебя повлияла жизнь в Китае? По чему больше всего скучаешь?
Там много такого, чего нет в нашей жизни: другие люди, другая атмосфера, другой ритм жизни. В Москве я не чувствую, что люди живут напряжённо и куда-то бегут – я тут выросла, и кажется, мы расслабленно живём. А в Китае чувствовала энергию, потому что китайцы себя не жалеют: много работают, много на себя берут, и когда оказываешься в этой атмосфере, хочется что-то делать.

В Школе ты делала проект китайского путеводителя. Что с ним стало?
Этот проект мы долго обсуждали. Чтобы его сделать, нужно критически много людей в команду. А это значит – он не будет прибыльным. Нужно придумывать, как его оптимизировать. Внутренне я от него не отказалась, но сейчас нет возможности сделать всё так, как хотелось.
Набираю команду для диплома и рассказываю о проекте
Если бы была возможность переехать в Китай, ты бы ей воспользовалась?
Я очень люблю работу, которая в Москве. Это главное, что я бы взвешивала. В компании много людей, которые работают удалённо: кто в России, кто – в Сингапуре. Но для меня важен момент, когда приходишь в офис, а там люди, с которыми делаешь одно дело. Это заряжает на работу.

Ты начала работать в Оsome на второй ступени, когда Алексей Куличевский опубликовал вакансию «копирайтер». Расскажешь эту историю?
Вакансию я не видела. Просто зарегистрировалась на бирже «Главреда» и забыла. Потом мне на почту написал основатель Оsome Виктор Лысенко: «Здравствуйте! Я серийный предприниматель, меня заинтересовала ваша вакансия». Я решила, что это развод, но на собеседование пошла. Через месяц захожу в соседний кабинет, смотрю – лицо знакомое. Я тогда не узнала Куличевского. И долго догадывалась, что он преподаватель в Школе редакторов.
Почему решила не идти на третью ступень?
Я долго думала и сомневалась. Я сильно устала от второй ступени, потому что совмещала с новой работой. Хотелось расти там, выполнять как можно лучше свои задачи. Поняла, что, пытаясь усидеть на двух стульях, не получу того опыта, который возьму просто работая. Третья ступень стала не такой важной, как это было при поступлении.

Какая из ступеней принесла больше пользы?
Хороший вопрос. Они разные, и в них разные задачи. На второй ступени у меня было меньше времени на задания. Это научило делать только самое важное. Но я меньше прониклась этой ступенью, потому что на первой у меня было больше времени во всё погрузиться и разобраться. В целом, я больше люблю практику, чем теорию! Поэтому всё-таки вторая.

Чего тебе не хватило в учёбе?
Главная дыра, которую чувствовала – аналитика. Редактор – капитан корабля и не может вести его вслепую. А у нас не было минимума, который позволяет уверенно себя чувствовать в этом вопросе. Приходилось разбираться самой и очень стихийно.
Что посоветуешь будущим студентам школы?
Внутренне подготовиться к тому, чтобы выделить время на учёбу и получить пользу, какую только возможно. Это другой ритм жизни. И если взять на себя слишком много в этот момент – можно многое упустить. Советую выделить в жизни большой слот под учёбу – иначе можно пожалеть.
Школа редакторов даст ровно столько,
сколько вложишь в неё времени


Общался Вячеслав Лазарев. Редактировала и рисовала Анна Ситникова. Видео Наталии Асаул.
Made on
Tilda